Каталог производителей
Производители:

Новости / Обзоры, аналитика

« Вернуться к списку новостей

Павел Коньков: «Мы очень надеемся, что наши текстильщики устоят»

11 сентября 2009

Павел Коньков: «Мы очень надеемся, что наши текстильщики устоят»

Все-таки это удовольствие – говорить о проблемах с компетентным человеком. Особенно, если проблемы эти касаются текстильной отрасли и рассуждает о них человек, который побывал по обе стороны «баррикад». В прошлом – руководитель текстильного предприятия, сегодня – первый заместитель председателя регионального правительства.

- Павел Алексеевич, как Вы оцениваете в целом ситуацию в текстильной отрасли Ивановской области?

- Уже на протяжении длительного периода времени она остается стабильно тяжелой. Это подтверждается и данными статистики: индекс промышленного производства в текстиле по сравнению с прошлым годом из месяца в месяц остается на уровне 66-67 процентов, то есть мы потеряли около трети объемов прошлого года. Как следствие, мы наблюдаем неблагоприятные процессы: сокращение объемов производства, снижение выручки и, в большинстве случаев, падение уровня оплаты труда. Пока это не стало системным фактором, но, тем не менее, на текстильных предприятиях нередки случаи задержки выплаты заработной платы. Подавляющее большинство производителей свернули свои инвестиционные программы. Сегодня перед многими в отрасли стоит самый важный вопрос – «как выжить».

Отмечу, что при всем желании некоторые неблагоприятные факторы – прежде всего, кризис спроса скорректировать невозможно: текстильная промышленность работает на потребителя, и общее снижение уровня жизни населения очень быстро отражается на покупательной способности. К сожалению, ситуация еще более усугубилась определенным перепроизводством в докризисный период. На начало года на складах были накоплены запасы, что объяснялось активизацией спроса на текстильную продукцию. И вдруг – такой резкий перелом.

Буквально на днях встречался с руководителями текстильных предприятий, и оценка подтвердилась: сегодня ситуация несколько стабилизировалась, хотя положение пока еще очень неустойчивое. Наконец прекратилось пополнение складских запасов, то есть пошел процесс «производство – склад – продажа». Безусловно, в какой-то степени это также связано с сезонным фактором: в конце лета - начале осени наблюдается рост спроса на текстиль. Но хорошо, что подобная тенденция все же сохранилась, несмотря на тяжелую общеэкономическую ситуацию.

По моим прогнозам, осень для текстильщиков будет очень тяжелой. К сегодняшнему дню предприятия использовали практически все имевшиеся резервы. Сейчас начнется период перекредитовок и т.п. Конечно, мы очень надеемся, что наши текстильщики устоят.

- Можно ли сказать, сколько работников текстильных предприятий на сегодня сокращены, какие предприятия закрылись или были вынуждены приостановить свою работу?

- Надо отдавать себе отчет в том, что статистика в данном случае не вполне отражает реальное положение дел, поскольку она отслеживает только средние и крупные предприятия, а среди них сегодня закрывшихся нет. В некоторых случаях идет сокращение отдельных производств. Например, прядение где-то закрывается. В то же время где-то, наоборот, руководство предприятий решилось его запустить в связи с возникшей производственной необходимостью. Да и снижение численности работников, на самом деле, было в большей степени заявлено, чем реализовано. Но осень в этом плане, безусловно, станет более показательной.

Сейчас трудно сказать, начнется ли новое обострение ситуации. Возможно, оно компенсируется наметившейся тенденцией роста спроса на текстильную продукцию. Во всяком случае, хотелось бы в это верить. Но пока все замерли в напряженном ожидании.

- Какой Вам видится ситуация на двух предприятиях, которые традиционно были знаковыми для нашего региона: на «Шуйских ситцах» всегда очень активно реализовывались инвестпрограммы, а ОАО «НИМ» являлся своего рода визитной карточкой ивановского текстиля?

- «Шуйские ситцы» не стали исключением из общего правила – практически все инвестпроекты свернуты, серьезных средств на эти цели в этом году не направлялось. В условиях кризиса предприятие, безусловно, оказалось в непростой ситуации: с учетом прошлых инвестиционных программ объем кредитования у «Шуйских ситцев» значителен, и проблемы в связи с этим действительно имеются. Но в целом это крупнейшее объединение, за положением которого мы следим с особым вниманием.

Что касается «НИМа», здесь необходимо разделять неразрешимые проблемы и вопросы, которые решить можно. Прежде всего, «НИМ» – отделочное предприятие, где никогда не было собственного прядения, и были достаточно небольшие объемы ткачества. Но как отделочное предприятие оно всегда было передовым, поэтому ткани мануфактуры на рынке высоко ценились и ценятся сейчас. «НИМ» - один из немногих холдингов, где нет полного цикла, и сегодня руководство не может в полном объеме загрузить отделку. Именно это усложнило ситуацию, начиная с прошлого года. Сейчас у предприятия главная проблема – задолженность по заработной плате, имеются долги по налогам.

- Может ли быть оказана какая-то помощь на уровне правительства?

- В данном вопросе мы исходим из того, что здесь нет и не может быть эксклюзива ни для кого. Все находятся в равных условиях. Нам удалось наладить нормальное взаимодействие топливно-энергетического комплекса и обрабатывающей промышленности в целом. Если за какими-то моментами в предыдущие годы следили очень жестко, то в нынешнем году промышленники получают некоторые поблажки.

Естественно, мы заинтересованы в том, чтобы сохранить промышленные предприятия, и в критических ситуациях мы всегда стараемся как-то помочь. Но есть проблемы, которые разрешить крайне сложно. В нынешнем финансовом положении «НИМу», конечно, очень трудно работать с банками. Основные кредиторы нашей промышленности – филиалы московских финансовых структур, а их внутриведомственные инструкции сродни закону, и обойти их практически невозможно.

Что касается прямой бюджетной помощи, вы знаете, это просто невозможно при всем желании. Даже если бы областная дума приняла подобное решение, все равно прокуратура через суд его оспорила бы: таких обязательств у областного бюджета нет и быть не может.

- А разве это не тот случай, когда можно использовать тот самый административный ресурс? Стукнуть кулаком по столу и громко сказать: «поддерживаем предприятие», «сделаем все, чтобы сохранить» и т.п.?

- Этих слов мы наговорили уже немало. Разве оттого, что я скажу о нашей поддержке, «НИМ» будет получать бесплатные ресурсы? Не будет. Или мы можем позволить Валерию Григорьевичу Ермилову, при всем уважении к нему, не платить зарплату? Так кому надо громко сказать о поддержке? Назовите адресата!

- Ну, например, можно заявить об этом в прессе…

- Хорошо, так напишите: «Правительство поддерживает!» И это действительно так, без оговорок. Но еще раз повторю, сейчас процесс вышел за пределы просто моральной поддержки. Есть жесткие требования по заработной плате сотрудникам, которым на сегодняшний день задолжали более 20 миллионов рублей.

Судя по заявлениям руководства предприятия, надежда на погашение долгов у них есть. Действительно, у «НИМа» есть имущество, так что есть возможность его продать и погасить задолженность по зарплате. Вполне возможно, что начинающийся спрос позволит предприятию какой-то период работать стабильно и выплачивать заработную плату. Дай Бог, чтобы в дальнейшем у них все сложилось.

- Несмотря на кризис, наши текстильщики продолжают достаточно активно участвовать в различных выставках. Например, не так давно ивановский текстиль был представлен в Москве. Насколько правильно сейчас тратить на это средства?

- На самом деле, надо тратиться на все, что может принести пользу, даже если эта польза на первый взгляд неочевидна. Думаю, что московский рынок нами сегодня еще не до конца освоен. И я рассматриваю проведение таких выставок как шаг именно в этом направлении. Они в любом случае дают результат, и, как ни парадоксально, возможно, наибольший эффект получат не те предприятия, которые непосредственно участвовали в выставке, а в целом наш малый бизнес.

Не надо недооценивать роль мелких продавцов текстильной продукции! Наверное, показатели тут не сверхвысокие, но с точки зрения занятости наших граждан – это важный момент. Надо понимать, что ивановская текстильная промышленность – это мегахолдинг российского масштаба. Сегодня мы производим такой объем тканей, который потребить на территории области просто не можем, поэтому обеспечиваем всю страну. Когда мы говорим, что шестая часть населения области сейчас связана с текстилем, пожалуй, даже занижаем этот процент, не имея возможности учесть тех же мелких предпринимателей, которые реализуют ивановскую продукцию за пределами области.

Уровень цен, по которым можно реализовать продукцию в Москве, безусловно, выше, чем в других регионах. Поэтому я бы в данном случае уклонился от чисто конъюнктурного расчета: затратили на выставку столько-то, получили – столько-то. Это в целом политика правительства, губернатора Ивановской области, для того, чтобы в Москве рейтинг и брэнд Ивановской области как основного производителя текстиля поддерживался и развивался. И это, безусловно, принесет региону и в конечном итоге жителям области большую пользу.

- Давайте подытожим: какие меры предпринимались правительством Ивановской области для поддержки текстильной отрасли в кризис и будет ли что-то делаться в дальнейшем?

- Главное, что сегодня нам удалось сохранить практически все виды инвестиционной поддержки на уровне региона. Понятно, что в условиях кризиса эта мера, наверное, не самая востребованная, тем не менее, ее можно записать нам в «актив».

Далее, как я говорил, заслуга правительства – в снятии локальных проблем предприятий в границах своей компетенции. О взаимодействии с энергетиками уже было сказано, также мы достаточно плотно и постоянно работаем с налоговой службой, убеждая ее смягчить в некоторых ситуациях режим, поскольку в рамках закона такие тоже возможности существуют. Безусловно, имеет значение и программа по борьбе с безработицей. Сегодня на территории области совместно с федерацией реализуется программа поддержки малого бизнеса, с которой лично я связываю большие надежды…

- И в то же время буквально на днях у нас прошла информация, что малый бизнес сократился на 43 процента. Это свидетельствует о недостаточности поддержки?

- Когда говорится о 30-процентном спаде в промышленности, надо осознавать, что это не может не отразиться на малом бизнесе. Тем более, что никто не может точно сказать, какой была бы ситуация без нашей поддержки. Возможно, малый бизнес сократился бы не на 43, а на 70 процентов...

- Убедили. Давайте вернемся к мерам поддержки. Вы назвали исчерпывающий перечень? Планируется ли что-то еще?

- Планируется более углубленное изучение ситуации на каждом конкретном предприятии. Будем решать проблему, которая стала уже системной – взаиморасчеты коммунальных служб с промышленными предприятиями, являющимися поставщиками энергоресурсов. У нас многие текстильные предприятия, особенно в районах, являются поставщиками тепла в города и поселки. Деньги в этой сфере немалые, и они, опять-таки, должны вернуться в текстильную промышленность.

- Как обстоят дела с реализацией федеральной программы «Лен»?

- Вынужден признать, что в рамках государства «телега оказалась впереди лошади». В первую очередь, стали поощрять селян, начали увеличивать посевные площади и получили очень хороший урожай. Остался маленький вопрос: кто купит? Политика предыдущих лет привела к тому, что многие льноперерабатывающие предприятия прекратили свое существование.

Сам являюсь сторонником сквозной комплексной программы: надо не выращивать лен, а продавать изделия из него. Оказался в этом неоригинален: месяца два назад министр сельского хозяйства Елена Скрынник обратилась с подобным письмом к первому вице-премьеру Зубкову. Она предложила под сенью ее министерства оказывать поддержку всем предприятиям – не только по первичной переработке льна, но и производствам высокотехнологичным, в число которых попал и Яковлевский льнокомбинат в Приволжске. Существует проект серьезной реконструкции этого предприятия, думаю, в сентябре мы представим его в Минпромторг и будем «пробивать».

- Одним из эффективных видов помощи текстилю является борьба с контрафактной продукцией. Говорится об этом уже давно, в последнее время все более настойчиво.

- Я бы, конечно, мог устроить вам экзамен: «что понимается под словом «контрафакт», но лучше обратимся к документам. Вспомним Президиум Госсовета, где было заявлено, что около 50 процентов продукции текстильной и легкой промышленности нелегально произведено или нелегально провезено на территорию страны. Понимание проблемы заключается в следующем: существенная часть подобной продукции не облагается никакими налогами. В итоге это уже вопрос о нарушении конкуренции, когда страдают законопослушные предприятия, которые платят легальную зарплату и налоги. И я являюсь сторонником того, что именно это, а не контрафакт как таковой, создает серьезнейшие проблемы текстильной и легкой промышленности. Поскольку если говорить о массовом производстве текстиля, на территории области нет своих «Версаче», нет марок, за которыми бы гонялись. Контрафакт как нарушение прав именно подобного порядка массовому производству не наносит такого экономического ущерба. Если говорить об ивановском регионе, здесь наиболее остро стоит вопрос о нелегально произведенной продукции.

После того, как вопрос рассмотрели на заседании Правительства РФ и Госсовета, определенный посыл в этом направлении был дан. Основная проблема заключается в том, что правоохранительные органы не владеют ни необходимой методикой, ни подходами в решении таких задач. Это дело для них относительно новое. Мы порой сами им сообщаем: «Есть большие основания считать, что у того или иного предприятия имеются серьезные нарушения». А правоохранители не знают, что с этим фактом делать, как развивать расследование.

В июне я встречался с оперативным составом, который занимается данной проблемой. Как специалист, поделился с ними своим опытом, определил направления, где можно сосредоточить усилия. В целом, увидел со стороны облУВД и его начальника Александра Забегалова понимание вопроса и поддержку.

- Если вернуться к Госсовету: ведь там был принят целый ряд действительно важных решений. Что-то уже начало делаться, или здесь ситуация, как после обсуждения проблем текстильной отрасли с участием Владимира Путина при прежнем губернаторе Тихонове? Помнится, после этого исторического события весь срок своих полномочий глава области жаловался на то, что все решения забыты, и никакие обещания не выполняются…

- Реальные подвижки есть. Один из пунктов – разработать стратегию развития текстильной и легкой промышленности до 2020 года, и 1 июня Президиум Правительства РФ рассмотрел такой документ. Субсидирование процентных ставок идет. Ивановский филиал Россельхозбанка сегодня достаточно активно кредитует и поддерживает текстильную промышленность, банк ВТБ, правда, пока менее активен.

Не говорю, что всё это обусловлено только решением Госсовета, но считаю, что оно сыграло определяющую роль. Вообще, любое решение высших органов РФ - это инструмент для нижестоящих ведомств: министерств, региональной власти и т.д. Поэтому я осознаю в значительной степени и свою ответственность. В целом, считаю, принятое тогда постановление принесло нам большую пользу, дало новые шансы и возможности. Но спрашивать о результатах, думаю, правильнее было бы у самих бизнесменов.

- А как обстоят дела с идеей разрушения монополии нашей моноотрасли? Если во многих районных городах текстильные предприятия – градообразующие, на которых вся жизнь поселка завязана, то в областном центре текстильная тема не столь актуальна. Может быть, все-таки имеет смысл сделать ставку на что-то другое?

- Предпринимаемые правительством меры в определенной степени - это и вопрос моральной поддержки. По своему опыту помню: когда тебя как руководителя предприятия приглашают в правительство, где встречаешь понимание, поддержку, всегда возвращаешься с позитивным настроем, с новыми силами. И представьте себе, что сейчас мы начали бы говорить, что незачем больше заниматься текстилем?

Даже если всего 2-3 процента бизнесменов смогут получить экономический эффект от наших мер – это вполне нормальный КПД. Но ведь, возможно, мы что-то еще сможем получить с федерального уровня в качестве инвестиций. К примеру, возьмем комбинат по производству синтетического волокна – дело, идущее не самыми быстрыми темпами. Только в его строительство могут быть инвестированы около 90 миллиардов рублей – разве это плохая перспектива? При этом новое предприятие не составит никакой конкуренции нашим действующим производствам, потому что это уже совершенно другая отрасль, хоть мы и любим все обобщать и называть текстилем. Синтетические ткани не являются прямыми конкурентами хлопку и льну.

Кроме того, мы никогда не говорили, что будем поддерживать только текстильную отрасль и больше никого. Вы сами видите, через инвестсовет у нас проходят проекты самой разной направленности.

Но текстиль для Ивановской области – это, прежде всего брэнд. Такова позиция Михаила Александровича Меня, и я ее полностью поддерживаю. Если мы где-то в Сибири спросим про наш регион, что вспомнят в первую очередь?

- Город невест…

- Да, и город текстильщиков. Вряд ли еще что-то сразу придет на ум.

- А как Вы относитесь к тому, что на нашу территорию заходят китайцы – одни из самых серьезных конкурентов? Стоит ли запускать «козла в огород»?

- Напомню, китайцы были у нас именно по вопросу строительства предприятия по производству синтетических волокон. Мировой опыт показывает, что подобный завод - это достаточно крупное предприятие с годовым производством в 100-200 тысяч тонн. Для сравнения, ивановская текстильная промышленность уже который год потребляет хлопковолокна от 100 до 150 тысяч тонн ежегодно.

Какие сразу видятся проблемы? Первое: надо найти сырье и инвестиции для строительства. Вторая серьезнейшая проблема – сбыть выпущенное синтетическое волокно. Сегодня ивановский бизнес, наверное, сумеет реализовать какое-то его количество. Но при этом надо иметь в виду, что все наши производства, включая швейную промышленность, приспособлены к хлопчатобумажному сырью. Поэтому мне видится оптимальным, когда приходит крупная промышленная международная корпорация, совместно с нами строит это предприятие и берет на себя ответственность за сбыт. Одновременно с этим, допустим, текстильная промышленность Ивановской области начинает развиваться и в направлении выпуска тканей из синтетических волокон, потихоньку отбирая объемы волокна на собственные нужды.

По данной теме мы проводили переговоры не только с китайцами, и это отнюдь не то, как вы говорите «пустить козла в огород». Сегодня они развивают производство синтетических тканей, используя для их изготовления в том числе нефть. Мы ведь только выиграем, если российская нефть вместо того, чтобы уйти нефтью в Китай, будет переработана в синтетические волокна, да еще и на территории Ивановской области. При этом конкурировать они будут с рынком синтетического волокна, которое наши текстильщики сегодня не производят. И, конечно, работать на новом предприятии будут ивановцы – здесь у нас есть возможность повлиять на ситуацию.

- В заключение позвольте маленькое уточнение: правда ли, что на одной из встреч с журналистами Вы сказали, что текстильному кластеру - конец? Звучало столько разных интерпретаций, что теперь хотелось бы услышать из первых уст, что и как было на самом деле.

- На ежегодной коллегии департамента экономического развития и торговли тогда обсуждался вопрос нашего дальнейшего участия в работе по созданию текстильного кластера. Прозвучало мнение, что участники процесса ведут себя так, будто идея создания кластера «умерла» в организационном смысле. Что не рождаются новые управленческие идеи, не отслеживаются новые позиции... Как руководитель я высказал критику в адрес ответственных лиц: нельзя просто отчитаться по итогам Госсовета, и всю свою деятельность на этом исчерпать. Ну, а некоторые корреспонденты зацепились за понравившееся им слово…

Текст: Ирина Сурина, Татьяна Преображенская

Журнал «Власть. Ивановская область»

Источник: www.ivreg.ru/

« Вернуться к списку новостей

Комментарии:


Комментариев пока нет.


    Для того, чтобы комментировать новости необходимо зарегистрироваться!